Православный календарь
Святитель Дионисий Ареопагит, епископ Афинский, апостол от 70-ти, сщмч.
16 октября 2018 г. ( 3 октября ст.ст.), вторник.
Седмица 21-я по Пятидесятнице.
Сщмч. Дионисия (икона) Ареопагита, еп. Афинского. Сщмч. Рустика пресвитера и Елевферия диакона. Прп. Иоанна Хозевита, еп. Кесарийского. Блж. Исихия Хоривита. Прп. Дионисия, затворника Печерского. Свт. Агафангела исп. митр. Ярославского. Трубчевской иконы Божией Матери.
Две Клеопатры
Благодарности
Благодарность Благодарственное письмо
все благодарности
Благословения
все благословения

У Веры Молчальницы

У Веры Молчальницы
У Веры Молчальницы
26 января 2018 года Чудотворная мироточивая икона Царя Николая Второго в сопровождении начальника Войсковой Православной Миссии Игоря Евгеньевича Смыкова и группы Православных паломников из Санкт - Петербурга, прибыла в Сырков монастырь, близ г. Новгорода.
В этот день отмечается память Императрицы Всероссийской Елисаветы Алексеевны, Супруги Императора Александра Благословенного.
На ее могиле, укрытой черно - злато - белым имперским штандартом, была прочитана панихида и акафист Святому Царю Николаю Второму Александровичу.


Надпись на мраморной плите  гласит: «Здѣсь погребено тѣло возлюбившей Господа всею крѣпостiю души своея и Ему Единому извѣстной рабы Божией Вѣры, скончавшейся 1861 года мая 6 дня в 6 часов вечера, жившей в сей обители болѣе 20 лѣт в затворѣ и строгомъ молчании, молитву, кротость, смиренiе, истинную любовь ко Господу и состраданiе къ ближнимъ сохранившей до гроба и мирно предавшей дух свой Господу». В конце текста Императорский вензель Александра I.  

Народная легенда упорно связывает эту загадочную женщину с Императрицей Елизаветой Алексеевной. 
Которая не скончалась в г.Белеве 4 (17) мая 1826 г., но после того, как Император Александр Павлович, инсценировав свою смерть, стал сибирским старцем Федором Кузьмичем, последовала его примеру. 

Повесть о жизни Веры Молчальницы изложена в книге Е.Поселянина «Русские подвижники XIX века» (СПб, 1910 г.). Вот ее краткий пересказ. 

Она объявилась в 1834 г. в Тихвине под видом странницы. О своём прошлом никогда не рассказывала, однако всегда вызывала уважение своей набожностью. Прожила 3 года у помещицы Харламовой, а затем отправилась в Винницкий погост ухаживать за парализованной женщиной. Оттуда ушла в сторону Валдая и остановилась у крестьянина Прокопия Трофимова. Жила в отдельной избушке, где принимала только детей, обучая чтению молитв и грамоте. 
Становой пристав арестовал Веру за отсутствие паспорта. По этапу её отправили в Валдайскую тюрьму, где на вопросы о фамилии и происхождении она отвечала следователю: «Если судить по небесному, то я — прах земли, а если по земному, то я — выше тебя». 
После этого в течение 23 лет и до самой смерти она уже не раскрыла рта, лишь иногда отвечая на вопросы с помощью записок.

После полутора лет заключения в Новгородской тюрьме её отправили в Колмовский дом умалишённых, где она провела ещё полтора года. Там Веру нашла графиня Анна Орлова (бывшая камер-фрейлина двора Александра I) и поселила в Сырков монастырь.
Там до самой смерти она вела уединённый и аскетический образ жизни. Получила репутацию прозорливой, особенно это проявилось в её предсказаниях смерти или выздоравливания больным младенцам. Духовником Веры был священник Иоанн Лебедев, которому она исповедовалась путём записок, которые тот сжигал в пламени свечи.

Как говорят, в первый год жизни в монастыре она, заболев, произносила в бреду: «...вы думаете меня зовут Верой? Нет, я не Вера, а Лиза», «Я прах, земля; но родители мои были так богаты, что я горстью выносила золото для раздачи бедным; крещена я на Белых Берегах». Сохранилось предание, что в 1848г. молчальницу навестил Император Николай I, несколько часов проговоривший с ней за закрытыми дверями, причём на его слова монахиня отвечала письменно. Уходя, император поцеловал руку монахине и сжёг её записи в пламени лампады.
6 мая 1861 г. Вера Молчальница умерла, так и не открыв своего имени. На третий день после смерти был выполнен портрет Веры на смертном одре, снимки с которого были разосланы многочисленным лицам.

Сохранились шифрованные записи Веры Александровны, сделанные её рукой выписки из Евангелий и житий святых, монограммы «ЕА» и «П» чернилами и киноварью и позолоченный крестик с прядью белокурых волос.

Паломники также посетили Новгородский Кремль , побывали у памятника Тысячелетию России, и помолились в древнем Храме Святой Софии.

Рождение легенды.

«Общий вид Белёва с реки Оки
Слухи о том, что императрица Елизавета Алексеевна в действительности не умерла, но вслед за своим мужем «отреклась от мира», стали ходить вскоре после её смерти. Сложившаяся легенда звучала следующим образом: императрица, проезжая через Белёв, дала знать некой помещице (чьё имя никогда не называлось), что желает остановиться в её доме. По приезде императрица, прикрыв рукой глаза, посетовала, что в зале «слишком много света» и категорически приказала его «уменьшить», после чего слуги, бросившиеся выполнять приказание, оставили гореть только две свечи. После этого Елизавета Алексеевна, ссылаясь на усталость, пожелала остаться одна.

Хозяйка поместья удалилась в другую часть дома и не раздеваясь прилегла на диван, но её подняли в полночь, объявив о кончине императрицы. Помещица приблизилась, чтобы поцеловать руку покойной (причём императрицу до этого времени уже успели переодеть и переложить на стол), и якобы поняла, что перед ней находится совершенно иная женщина — как иногда полагают, вместо блондинки — брюнетка.[1][26]Протоиерей Покровский сообщает, что ночью в дом помещицы был приглашён священник из Белёвского духовного училища, который исповедал и причастилкакую-то закутанную женщину.[19] После того как гроб с телом Елизаветы Алексеевны, запаянный в Белёве по указанию императора Николая I, увезли, в доме местного священника Донецкого появилась некая странница. Её отличали хорошие манеры и высокая образованность, на вопрос хозяев о её происхождении ею был дан ответ: «Кто я такая, я сказать не могу, а что я странствую, на это Божия воля».[19] После этого в городе появился слух, что эта странница — императрица Елизавета Алексеевна.

Сторонники легенды ссылаются на некие неувязки, якобы случившиеся в последние месяцы пребывания царственной четы в Таганроге. Так, вспоминают, что императрица, оказавшись в Таганроге, «неожиданно стала поправляться», что плохо согласуется с тяжёлым сердечным недугом, которым она якобы страдала. Также ссылаются на выдержку из письма императрицы, в котором она пишет о муже: «…Пока он здесь останется, и я здесь останусь: а когда он отправится, отправлюсь и я, если это найдут возможным. Я последую за ним, пока буду в состоянии следовать» — при том, что в противоречие собственным словам императрица ещё на четыре месяца задержалась в Таганроге — видя в этом намёк на её якобы «посмертную» судьбу.[1]

Также в месяцы после смерти царя Елизавета Алексеевна была в состоянии отдавать распоряжения и ездить на панихиды, что свидетельствует по предположению сторонников легенды о том, что её здоровье отнюдь не было столь плачевным, как то доносил в Петербург Логвинов.

Легенда и Вера Молчальница
Молчальница
Зачем нам знать её происхожденье —
Откуда, кто — зачем всё это знать?
Великим подвигом терпенья и смиренья
Она и так нас будет поучать!

Н.П. Дубинин, нотариус Демянска, 1891 год
Сторонники легенды об уходе от мира императрицы Елизаветы и появлении её в образе затворницы Веры находят подтверждение высокого происхождения молчальницы в следующих её словах и действиях:[28]

«Если судить по небесному, то я — прах земли, а если по земному, то я — выше тебя» (сказано в Валдайской тюрьме в 1838 году);
«Я прах, земля; но родители мои были так богаты, что я горстью выносила золото для раздачи бедным; крещена я на Белых Берегах» (сказано во время приступа горячки в первый год пребывания в монастыре);
«вы думаете меня зовут Верой? Нет, я не Вера, а Лиза» (сказано тогда же);
в последние годы жизни келейница уговаривала Веру назвать имена её родителей, чтобы в случае смерти написать им. Вера в ответ указала на икону Спасителя, подобрала брусок и камень и несколько раз наклонила брусок к камню, изображая, что тот кланяется.
Также они считают, что само имя «Вера Александровна» содержит в зашифрованной форме её подлинное происхождение и означает на самом деле «вера (религиозная) царя Александра».[29]



Криптографическая записка Веры Молчальницы с монограммами
Кроме того, в помяннике графини Орловой-Чесменской, принявшей самое непосредственное участие в судьбе Веры Молчальницы, отсутствуют имена императора Александра I и его жены, что представляется косвенным свидетельством того, что графиня была посвящена в тайну их исчезновения. Также были найдены записи в канцелярских книгах Елизаветы Алексеевны, предписывавшие после её смерти (как полагают сторонники легенды — мнимой) отправить некоторые вещи из её гардероба в один из новгородскихмонастырей. Также существует мнение о внешнем сходстве императрицы и монахини[30], которое, впрочем, противники легенды отвергают.[31]

В пользу благородного происхождения Веры приводят свидетельства о её образованности, знании живописи. Также по сохранившимся после неё запискам делают вывод, что она была нерусского происхождения[32](императрица Елизавета Алексеевна была немкой). На сохранившихся после неё выписках из Священного Писания в большом количестве присутствуют монограммы с буквами А, П и Е в различных сочетаниях (например, АП, ЕА), что некоторые исследователи считают монограммами императора Александра Павловича и его жены Елизаветы.[33] Монограммы всегда старательно написаны, а нередко рядом с буквами АП (расшифровывают как Александр Павлович) содержится приписка «Царь (Отец) и Бог мой еси ты».[34] Одна из фраз в записках Веры воспринимается как намёк на её бегство через мнимую смерть: «Чудесы являеши, с мертвыми во гроб мя вселяеши».[32] Записки Веры Молчальницы хранились в архивах Сыркова монастыря, с ними в начале XX века работал монастырский священник Н. Грузинский (см. раздел Источники). При попытке расшифровки в XX веке тетради с записями Веры Александровны и её отдельных записок было сделано предположение, что они представляют собой руководство по практике Иисусовой молитвы, то есть исихазму.[1] Например, среди записей Веры Александровны содержится такое рассуждение о молитве:

Всякую добродетель, но особливо молитву, должны исполнять мы с великим усердием. Молится же с таким усердием душа наша тогда, когда она гнев побеждает. Всякий, молитве прилежащий, да будет милосерд. Чрез сию добродетель иноки сторицею себе приимут. А другие приимут другое — молитву, в сердце человеческое входящую, воспаляет огонь небесный. Коль же скоро она воспламенится и на небо вознесется, то сей же огонь оттуда паки с нею в горницу души нашей снисходит.[35]

С могилой Веры Александровны в Сырковом монастыре у местных жителей связана легенда о совершающихся здесь чудесах. Утверждают, что монахиня ещё при жизни прославилась несколькими чудесными исцелениями[47] и после кончины они продолжаются у её могилы. В частности, считается, что цветок, сорванный с могильного холмика, дарует утешение и надежду, причём количество цветов не уменьшается, сколько бы их не рвали паломники. Также полагают, что Вера Молчальница в особенности помогает родителям, молящимся за детей, являясь им во сне в виде молчаливой женщины в тёмной одежде, приглашающей совершить паломничество в Сырков монастырь, что является знаком того, что их молитвы услышаны.[48]

Созданы также тропарь и молитва святой праведной Вере Новгородской, официально не причисленной к лику святых, но почитаемой некоторыми православными группами. В частности, тропарь гласит:[49]

« Христа возлюбив всем сердцем за Ним последовала еси, в молчании, посте и молитве крест Свой кротко пронесла еси и тайну Цареву сохранила еси Новгородской земли преславное украшение и прославление, Святая Праведная Веро моли Христа Бога да помилует Он народ русский и приведет его к соборному покаянию и восставит Престол православных Царей и благословит люди Своя миром.»

Возврат к списку