Чудо Императора Павла. Свидетельство графа А. Н. Каменского

Чудо Императора Павла. Свидетельство графа А. Н. Каменского
Чудо Императора Павла. Свидетельство графа А. Н. Каменского

Написано 8 сент. 2020г. Праздник Сретение Владимирской Божией Матери

 

В 2007г. наш Клуб, (Московский Аристократический Клуб), совместно с Музеем Царицыно, решил провести конференцию, связанную с именем Императора Павла Петровича. Поводом к ней стала конференция о Православных Святынях, прошедшая в Ла Валетте, столицы Мальты, в 1999г., в юбилей 900 лет Ордена Иоаннитов. Там собрались нынешние члены Ордена, потомственная аристократия, там разгорелась полемика о статусе Святынь, их нынешнем владельце и месте их нахождения. Святыни были обнаружены в монастыре в Цетинье, в Черногории, а до того, в течение 80 лет, считались утерянными. В мировом пространстве возникла религиозная дискуссия, а русская общественность была в стороне от этих событий.

Но ведь до 1917г. эти реликвии хранились в Российской Империи, в домовом храме Российских Императоров в Зимнем Дворце. Попали они туда благодаря чаяниям Императора Павла Первого, который заплатил за них военной помощью Императору Священной Римской империи, послав в Италию корпус Суворова (1799). После этого рыцари с о. Мальта переехали в Россию, привезли реликвии в виде Филермской иконы Божией Матери, десницы Иоанна Крестителя, они избрали Императора Павла Гроссмейстером своего Ордена. Император создал Православное отделение Ордена и повелел принимать туда российскую военную элиту, не менее чем с 200 - летней историей рода. Вместо отмененного Георгиевского ордена, в России стали награждать за храбрость Мальтийским крестом. Один из моих предков, граф Н.М.Каменский (1777-1811), был награжден Командорским крестом Ордена Иоанна Иерусалимского, за военный поход в Швейцарию (1799). Орден этот приравнивался тогда по рангу к ордену Св. Георгия 2-го кл.

Сделавший такой вклад в историю Православной Русской Церкви Император, привезший в Россию такие Реликвии, достоин звания Святого Подвижника. История же трагической смерти Павла Первого сделала его достойным звания Мученика за Веру.

Святыни были во время революции вывезены тайно группой переодетых в штатское вооруженных Пажей ЕИВ корпуса в Москву, на хранение, в ризницу Св. Патриарху Тихону (Беллавину). Среди них был мой дед, граф Н.С. Каменский (1898-1951). Патриарх благословил вывести Святыни в Гатчину, куда вскоре подошла армия генерала Юденича. Граф П.А.Игнатьев, с группой агентов военной разведки РИА, вывез тайно эти реликвии из храма в Гатчине в штаб Добровольческой армии, оттуда их доставили в Копенгаген, на хранение Вдовствующей Императрице Марии Федоровне.

После ее смерти, в 1928г., в Италии, в замке принцев Русполли, состоялся съезд Мальтийских рыцарей, где было решено Святыни оставить в лоне Православной церкви и отдать на Хранение Королю Югославии Александру (Карагеоргиевичу). Король вскоре был убит (1934), и после его смерти, Святыни вместе с золотым запасом королевской семьи, были вывезены в один из монастырей и тайно помещены в его хранилище. Золото много лет искал президент Югославии Броз Тито и, найдя его, изъял, при этом святыни не тронул, оставил в монастыре, где они по сей день находятся. Обретены они были лишь в конце 90-х г. прошлого века, связи с чем в Сербию приезжал Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, но мощи не дали вывезти в Россию.

Все эти вопросы мы решили озвучить на научной конференции.

Музей Царицыно осенью 2007г. любезно предоставил нам зал, назначив своих докладчиков по теме. День был назначен на 25 октября неспроста: это день Филермской Божией Матери - праздник, специально созданный в Православной церкви для этих Святынь, но не празднуемый широко из-за отсутствия оных Святынь. В начале конференции был отслужен молебен в церкви «Храм Божией Матери Неупиваемая чаша в Царицыне». Молебен провел о. Михаил (Потокин), он же присутствовал на конференции как представитель РПЦ. На молебне и на конференции присутствовали: граф Н.Каменский (мой отец), князь А.Голицын, Предводитель Дворянства, князь М.Трубецкой, князь Г.Кугушев и другие члены Клуба, дворянская и монархическая общественность.

Конференцию открыл зам. дир. по науке музея, он сказал, что Павел I был сложной фигурой для истории музея, что он, в свое время, посетив Москву, запретил строительство дворца, почему музей, с тех пор, существует в недостроенном замке и руинированной усадьбе. В позднее время музей пытались начать реставрировать, но все рассыпалось, в советский период, тоже было несколько попыток, но неудачных.

Взяв слово, я, начал так: «Вот видите, какую силу имеют указы Императора! Никто, никакие правители, не в силах их отменить или преодолеть». Потом, неожиданно для всех и для самого себя, я решил обратиться к Императору с прямой речью. У стола дирекции на мольберте, стоял портрет Государя 18 века, копия с работы худ. Щукина, в золотой раме, размером 60х70см. Обратившись лицом к портрету, я произнес громко, с выражением: «Ваше Императорское Величество!», сделав традиционный поклон. «Прошу Вас, разрешить строительство усадьбы, прерванное по Вашему приказу 200 лет назад». «Историки музея» - продолжал я, «хорошие люди, они хоть и не владеют дворцом и экспонатами, сохраняют это для потомков, сами при этом они бессребреники и чтут историю Российской Империи и Особу Вашего Величества».

В зале повисла мертвая тишина. Никто не отнесся к моим словам шутливо или несерьезно. Возникло ощущение, что все зрители в зале присутствуют при каком-то сеансе связи с Горним миром. Потом последовал мой доклад, после которого я раздал членам Клуба копию Иконы Филермской Божией матери, подаренной мне рыцарем Мальтийского Ордена Германии, графом Лярхенфельдом. Потом последовали другие доклады, вопросы, ответы и фуршет. Но почему то, все, подходя ко мне, благодарили, все были поражены моим выступлением и формой обращения к портрету Государя. Я истинно, свидетельствую, не знал, как это произошло, это было как бы вне моей воли, но получилось очень строго, по старому протоколу.

Спустя где-то месяц, меня пригласили к директору и предложили продать этот портрет музею. Портрет этот недавно, как раз перед конференцией, я приобрел у известного московского искусствоведа и коллекционера. Портрет продавать я не собирался, он был «прижизненный», 18в., и меня удивило такое предложение. «Понимаете», сказал зам. директора - «после конференции, наш музей неожиданно взяло к себе на бюджет Правительство Москвы и отрыло финансирование для реставрации дворца и создание коллекции». Я ответил - «понимаю, этот портрет для вас теперь, как Святыня, он оказался чудотворным, и вы собираетесь его поместить в коллекцию музея на вечную память». Директор по науке замялся, он явно не хотел оперировать в официальном разговоре такими терминами. Однако, он продолжал: «мы как бы хотим открыть закупку новой коллекции, на полученные от правительства средства, именно этим портретом и готовы за него предложить ту сумму, которую вы запросите». Тут уж пришла моя очередь изумляться, ситуация была неординарной. Но я почувствовал, что Император сам захотел в музей, что портрет одушевлен, что после молебна Его Святыням, Он желает находиться в отреставрированном царском дворце, где Государю и полагалось находиться. «Да! Он Святой, Он управляет событиями с небес, ходатайствовал о выделении денег и восстановлению дворца, Ему нельзя возражать» - подумал я, но не стал это произносить. Вслух я ответил - «я вас понимаю, я согласен», назвав не очень большую сумму. Дирекция тут же согласилась, и начался процесс передачи чудотворного портрета Императора Павла в музей.

Начиная с этой конференции, с моими друзьями, мы всегда заказывали панихиду по Императору именно в этот день, в Праздник Филермской Божией Матери. Мы продолжаем эту традицию, ни разу ее не нарушив, вот уже 13 лет (2007-2020).

 

 

 

 

 

Е.С. Граф А.Н. Каменский,

Член Союза Художников (ТСХ),

Президент Аристократического Клуба (1996-2015)

Академик искусствоведения (Аcademia Costantina, Rome),

Президент Благотворительного Фонда «Каменские XI-XXI»

Член Союза Писателей России,

Эксперт Икомос (Юнеско) РФ.

Эксперт НФО РФ   


Возврат к списку